ЧТО ЧИТАТЬ В ПЕЧАТНЫХ СМИ

 Печатные СМИ. Заголовки газет
www.zagolovki.ru  //   24 августа 2017
Архивный выпуск
24 августа 2017
В Архиве хранятся заголовки статей с цитатами, опубликованные с начала работы нашего портала. Помните о том, что часть ссылок на оригинальные материалы может быть недоступна, со временем, по причинам независящим от редакции "Заголовков". Напоминаем также о том, что у некоторых изданий доступ к электронным архивам осуществляется на платной основе.
»
»
Тема дня
Сакральная жертва или козел отпущения: что стоит за арестом Серебренникова и почему деньги ни при чем
Несмотря на обещания «любого залога» от сестры Михаила Прохорова, 30 поручительств от ведущих деятелей искусств и бурную поддержку молодежи, режиссера и худрука «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова Басманный суд Москвы отправил под домашний арест. До 19 октября режиссер не сможет работать, а также вести переписку или общаться как с близкими, так и коллегами.

Арестован режиссер Серебренников. Следователи обвиняют его в мошенничестве. То ли похитил, то ли участвовал, то ли способствовал. Сумма – примерно 68 миллионов рублей. Да за такие деньги приличную виолончель не купишь, отмечает Александр Минкин в материале для «Московского комсомольца». Следователям не верят многие. В том числе знаменитые и уважаемые люди. Они видят тут политику, говорят о расправе, об уничтожении «Гоголь-центра», вспоминают жесточайшую расправу и казнь Мейерхольда, уничтожение его театра. «Нет, – убеждает власть, – нет тут никакой политики! Только деньги». Есть много и таких людей, кто верит власти. Они верят, что дело только в деньгах и что Серебренников арестован за воровство; даже радуются (забывая собственные проделки) и повторяют «вор должен сидеть в тюрьме». Господа большие начальники, разрешите обратиться от имени всех доверчивых. Вопрос простой: если Серебренников арестован за хищение, если дело только в деньгах, то где сейчас Иксанов и его организованная группировка реконструкторов Большого театра? Деятельность этой группировки обошлась нам в тысячу раз дороже и привела к тяжелым последствиям. Пропали не только деньги (которые можно выкачать снова из ЖКХ, «Платона», тарифов, замораживания пенсий и пр.). Пропала навсегда знаменитая акустика, пропало многое, даже бронзовые ручки. Вот и скажите: если дело в деньгах, то почему за недоказанные 60 миллионов – арест, а за доказанные десятки миллиардов – государственные награды? К Серебренникову с обыском врывались бронированные автоматчики в масках (президент Путин, как известно, оценил акцию предельно кратко: «дураки»). Кто дурак, это еще неизвестно. Но точно, что к Иксанову автоматчики в масках не врывались, арестован он не был, а сейчас он советник министра культуры и еще где-нибудь кому-нибудь чего-нибудь советует. Денег нет, но он там держится зачем-то.  Песню «Никакой политики – только деньги» мы слышим давно. Когда уничтожали НТВ, президент Путин заявил: «Это не политика. Это спор хозяйствующих субъектов». Когда «Дождь» отключали от телесетей – это, мол, бизнес… Все последние 18 лет мы видим, что не в правде сила и не в таланте. Угоден владыке – будешь награжден, не угоден – осужден. А воровал ли и много ли – значения не имеет. ...Власть искренне заявляет, что дело только в деньгах. Потому что, кроме денег, она ничего не видит и не понимает. Она не видит людей, она видит сметы. Вот здравоохранение – сольем больницы, будет выгодно. Вот пенсионеры – заморозим, будет выгодно. Читая эту заметку, помните, что 35 миллиардов, утраченных на Большой, это по-нынешнему 70 миллиардов. Прибавьте самый дорогой, крайне неудачный и малопригодный футбольный стадион в Петербурге, прибавьте грандиозное воровство на стратегическом космодроме («Не в деньгах несчастье»).

Обозреватель Андрей Плахов в «Коммерсанте» пишет, что мы точно не знаем инициаторов и вдохновителей травли. Но прекрасно понимаем, что поле засеяно не сегодня и не вчера, что оно дало бурные всходы даже там, где сроду никто ни в какие в театры не хаживал. Авангардист Серебренников назначен очередной «сакральной жертвой», а по-простому – козлом отпущения за все те страдания, которые перенес-де русский народ в годы ельцинских унижений. И пусть теперь французская дива Изабель Юппер советует руководителям нашего государства не преследовать Серебренникова, а ходить на его спектакли. Нет, мы больше не живем в Стране Советов, ведь даже в СССР крупные художники привлекались к ответственности по «почетной» политической линии, и ни одному, кроме разве что Параджанова, не было предъявлено чисто уголовного обвинения. Теперь каждый честный человек знает: вор должен сидеть в тюрьме. Хотя где у нас сыщешь кристально честных – «был бы человек, а статья найдется». Мы живем в замусоренном информацией пространстве, где без труда можно отыскать убийственный компромат на кого угодно, вплоть до высших сановников. Проверить, насколько эти разоблачения отвечают истине, никак невозможно. Тут как тут на помощь приходит наша Фемида в лице Следственного комитета: не проходит недели, чтобы она не вздрючивала обывателя сообщением об аресте очередного вице-губернатора, мэра или даже министра. Когда подобная информация становится уже рутинной, предлагается новый виток саспенса: фигурантом уголовного дела назначается режиссер номер один столичной театральной сцены. Люди несведущие могут искренне думать, что действительно речь идет о борьбе с коррупцией и финансовыми правонарушениями или даже о профинансированных, но преступно не поставленных спектаклях. Но для человека, хоть немного знакомого с функционированием культурных механизмов в сегодняшнем российском социуме и не одержимого завистью к тем, кто успешен, очевидны как минимум три вещи («Шоры и кары»).

Как отметили опрошенные «РБК» культурные деятели, госфинансирование – единственная возможность реализовать многие проекты в области культуры, при этом порядок его получения и отчетности в теории ставит под угрозу практически любого менеджера. Нарушения можно найти «в любом театре, фестивале, музее, которые проводят более-менее активную художественную политику», убеждены опрошенные РБК деятели культуры, подписавшиеся за Серебренникова. Режиссер Алексей Герман-младший связывает эти риски с постоянным ужесточением правил распределения субсидий и с издержками процесса. «Я полагаю, что (в расходах «Седьмой студии») какие-то цифры могли меняться в процессе. Люди подавали заявку вот на то-то столько-то, а в процессе выяснялось, что стоит столько-то», – отметил он. Формальности госфинансирования кино и театра не всегда учитывают процесс создания спектакля или фильма, поэтому режиссерам и продюсерам приходится идти на нарушения, отметил режиссер Павел Лунгин. «Главная неприятность – это непонимание специфики кино. Тебе дают деньги, как будто инвестируют в чулочную фабрику. Ты должен в определенный срок сдать фильм, и совершенно не учитывается, что актер может быть не готов, а режиссер может быть не удовлетворен или монтировать дольше. Когда я вовремя не успевал сдать фильм, я платил штрафные санкции Фонду кино. При этом качество фильма не оценивается – фильм должен быть поставлен», – пояснил Лунгин. Законодательство «очень часто вынуждает менеджерскую часть культурных проектов» прибегать к фактическому нарушению закона, согласилась сценарист и режиссер Авдотья Смирнова. «Для того чтобы полностью исполнить закон, существует только один способ – ничего не производить, не делать. Если ты производишь что-то, то ты можешь нарушить закон там, где это тебе даже в голову не придет», – заявила она. По словам Смирновой, в ходе работы над проектом часто возникают расходы, за которые просто невозможно отчитаться: «Например, для того чтобы вести съемку на улицах города, необходимо перекрытие улицы. Без этого съемка запрещена. Перекрытие официально могут осуществить только сотрудники ДПС. Но в перечне услуг, которые оказывают сотрудники ДПС, такой услуги нет. Поэтому оплатить эту услугу по безналичному расчету, то есть совершенно официально, невозможно». С недавнего времени в типовой договор авторов сценария для картин с госфинансированием был включен пункт, в котором прописывается хронометраж будущего фильма, добавила Смирнова. «После этого к одним моим друзьям пришла проверка следственных органов. По документам студия бралась произвести фильм хронометражом 90 минут, а фильм на выходе – 84 минуты. Потому что такова была авторская версия монтажа. Но в глазах следственных органов деньги, выделенные на производство шести минут фильма, были украдены», – рассказала Смирнова. Такая ситуация сложилась не только в культуре, заявил РБК член президентского совета по правам человека Николай Сванидзе («Субсидии с врожденным дефектом»).

facebook

Басманный суд отправил Кирилла Серебренникова под домашний арест
Дружи с Кремлем – не сядешь в тюрьму
Почему стало возможным «дело «Седьмой студии»
Андрей Плахов – об аресте Кирилла Серебренникова и о том, что за ним стоит
Другие темы дня
]]>
]]>
"Заголовки.ru" выходят ежедневно кроме воскресенья
Среда , 23 сентября 2020 г. // Выпуск от 24.08.17, время выхода 8.02
Все права на статьи, цитаты из которых помещены на сайте, принадлежат соответствующим СМИ. Вопросы, связанные с использованием материалов статей, решаются исключительно с правообладателями.
© 2007 - 2020 Zagolovki.ru (тексты обзоров)